«Это лекарство — ее единственный шанс»

«Это лекарство — ее единственный шанс»Два года назад в жизнь 12-летней Веты Усольцевой из города Слюдянки, что в Иркутской области, пришла беда — у девочки обнаружили злокачественную опухоль печени. Вета перенесла три тяжелые операции и два курса химиотерапии. Но рак продолжает вести себя крайне агрессивно. Сейчас врачам удалось подобрать препарат, который помог остановить развитие болезни. Это лекарство — единственный шанс для Веты. Но стоит оно очень дорого. Помогите спасти ребенка. Примите участие в благотворительном проекте Русфонда и «Ленты.ру».

Сегодня самое большое желание Веты — вернуться домой, пойти в школу к друзьям.

— Маленькой она почти не болела, — рассказывает Наталья, мама Веты. — Даже когда в детский сад в четыре года пошла, простужалась реже, чем другие дети. И тут такая напасть…

Летом 2015 года Вета пожаловалась, что у нее колет в правом боку. Мама отвела девочку к педиатру. Врач сказал, что это из-за физических нагрузок — Вета с восьми лет занималась в танцевальной студии, — и посоветовал уменьшить нагрузки. А в октябре на танцах девочка упала в обморок. Позвонили маме, она прибежала, забрала дочку домой. У Веты поднялась высокая температура. Кроме того, Наталья увидела на правом боку у дочки шишку. Обратились в местную Слюдянскую районную больницу, девочке сделали УЗИ брюшной полости, которое показало объемное образование в печени — больше семи сантиметров в диаметре. Вету незамедлительно направили к онкологу в Иркутск. 16 октября девочку госпитализировали, с ней в больнице была бабушка. Наталья осталось дома — на тот момент ее младшей дочке Даше было всего два месяца.

Биопсия показала, что у Веты гепатоцеллюлярная карцинома — злокачественная опухоль печени, печеночно-клеточный рак. Врачи провели трехмесячный курс химиотерапии. Но опухоль не уменьшилась.

В январе 2016 года Вете сделали операцию — удалили пораженную часть печени и желчный пузырь. Провели еще один курс химии. Произошло улучшение, и в апреле девочку выписали домой. Вета училась на дому, а в сентябре врачи разрешили ей пойти в школу, она наконец-то встретилась с одноклассниками. Казалось, болезнь отступила и все самое страшное позади.

Через полгода, в марте 2017-го, Вета с мамой приехали на плановое обследование — результаты повергли Наталью в ужас: у дочери обнаружили злокачественную опухоль в левой части брюшной полости. В апреле в Иркутской государственной областной детской клинической больнице (ИГОДКБ) девочке сделали вторую операцию — удалили еще одну опухоль. Иркутские врачи связались с коллегами из Центра онкологии имени Н.Н. Блохина. Московские специалисты не рекомендовали делать химию в этот раз. Так и поступили. Девочка пошла на поправку, ее выписали, перевели на домашнее обучение.

В сентябре Наталья с замиранием сердца везла дочь на очередное плановое обследование в Иркутск… У Веты нашли фиброз — разрастание соединительной ткани в правом легком и, главное, множественные злокачественные образования в брюшной полости. Девочке сделали третью операцию по удалению опухолей. А последующее исследование показало, что у Веты новообразование на поджелудочной железе.

Был созван консилиум врачей ИГОДКБ и Иркутского областного онкологического диспансера, который решил назначить Виолетте препарат сорафениб (нексавар). Это «взрослое» лекарство таргетного (точечного) действия, но в данном сложном случае в качестве исключения препарат назначили ребенку. И вскоре появились положительные изменения: новое УЗИ не показало опухоли на поджелудочной железе.

Сейчас Вета в больнице. Иногда на выходные ее отпускают к тете, которая живет в Иркутске. Туда приезжают мама и бабушка. Под наблюдением врачей девочка проходит лечение препаратом сорафениб, через месяц врачи планируют выписать Вету. И тогда лекарство должны будут покупать родители: за счет госбюджета оно детям не предоставляется, а стоит огромных денег. Виолетте надо пройти курс. Для семьи с тремя детьми — у Веты есть еще девятилетний брат Сережа — необходимая сумма непосильна.

— Это лекарство для нас — вопрос жизни и смерти, – признается Наталья.

Семья Усольцевых живет в маленьком городке на берегу Байкала, озеро видно из окна дома. Вета особенно любит Байкал летом, когда вода в нем голубая-голубая…

Раньше девочка мечтала стать певицей — теперь мечтает вернуться домой и увидеть Байкал… Недавно она нарисовала девочку с большим букетом цветов в руках:

— Это я, а цветы папа подарит, когда меня выпишут и я вернусь домой.

Заведующая отделением онкологии ИГОДКБ Светлана Ованесян (Иркутск): «Возможности хирургического и химиотерапевтического лечения исчерпаны. Виолетте по жизненным показаниям необходим препарат сорафениб (нексавар) — противоопухолевое средство направленного действия».

Цена лекарства 881 400 рублей. 380 377 рублей собрали телезрители ГТРК «Иркутск». 198 025 рублей собрали читатели rusfond.ru.

Не хватает еще 302 998 рублей.

Дорогие друзья! Если вы решите спасти Вету Усольцеву, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято.

ПОМОЧЬ ВЕТЕ

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года как благотворительный журналистский проект. Письма о помощи мы размещаем на сайте Rusfond.ru, в газетах «Коммерсантъ», «Московский комсомолец», в интернет-газете «Лента.ру», в эфире Первого канала, в социальных сетях Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также в 174 печатных, телевизионных и интернет-СМИ в регионах России.

За 21 год частные лица и компании пожертвовали в Русфонд свыше 10,718 миллиардов рублей, на эти деньги возвращено здоровье более чем 18 тысячи детей. В 2017 году (на 7 декабря) собрано 1 648 121 787 рублей, помощь получили 2439 детей, протипировано 9285 потенциальных доноров костного мозга для Национального регистра. В сентябре 2017 года Русфонд вошел в реестр некоммерческих организаций — исполнителей общественно полезных услуг.
Фонд организует акции помощи в дни национальных катастроф. Русфонд помог 118 семьям моряков АПЛ «Курск», 153 семьям пострадавших от взрывов в Москве и Волгодонске, 52 семьям погибших заложников «Норд-Оста», 100 семьям пострадавших в Беслане.

Фонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник», награжден памятным знаком «Милосердие» №1 Министерства труда и социального развития РФ за заслуги в развитии российской благотворительности. Руководитель Русфонда — Лев Амбиндер, член Совета при президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека, лауреат премии «Медиаменеджер России» 2014 года в номинации «За социальную ответственность медиабизнеса». В сентябре 2017 года Русфонд вошел в реестр некоммерческих организаций — исполнителей общественно полезных услуг.

Дополнительную информацию о Русфонде и Отчет о пожертвованиях региональных бюро Русфонда можно найти, перейдя по соответствующим ссылкам.

По материалам lenta.ru